Порно онлайн молоденькие мальчики трахают мальчиков


Ну нет! Как хочется мне содового мороженого и филейной поджарки! Но тут нарисовывается тяжелогруженый грузовик, он замедляет ход и обдает клубами пыли меня стоящего на обочине, я бегу, запрыгиваю Благословенны будьте, Герои!

Так лежу я в своей хижине, вспоминая фиалки росшие на задворках нашего дома на Феб Авеню когда мне было одиннадцать, июньскими ночами, туманные мечты о них, призрачных, бестелесных, давно исчезнувших, гибнущих опять, и опять, до самой последней погибели.

Свист, свист, свист. Войти как Черный Джек во всем великолепии своих револьверов и прославиться на весь Запад прострелив Слэйду Хикоксу затылок?

За день до моего решения прожить жизнь в любви, я был унижен, оскорблен и все из-за этого скорбного сна:. Вот так я и думал добраться за 12 часов от Сан-Франциско до Эл-Эй, на Полуночном Призраке, я залезу под грузовик, стоящий на платформе, Первоклассный Зипперовский товарняк, чух-чучух, вперед и вперед, спальный мешок и вино - мечта, спетая песней.

Я здесь, я плыву по реке тягот, но я умею плавать - Никогда даже на минуту не думай, что ты осталась в одиночестве.

До тех пор пока не возродят они рай земной, Дни Чистой Природы, когда станем мы бродить обнаженными и целовать друг друга в садах, и проходить посвящения Любви Господней в Великом Саду Любовных Встреч, в Земном Капище Любви - До тех пор, бродяги.

Эвереттский расстрел! Но ведь все это просто сон!

Местечко - это приятный коричневый бар отделанный деревом, с опилками на полу, пивом в баррелевых[47] стеклянных кружках, старым пианино на котором можно тарабанить любому желающему, и вторым ярусом который представляет собой что-то типа балкона с маленькими деревянными столиками и - разве кто против?

Выясняется что они едут в Беллингхэм на й, но это севернее моей дороги и я решаю вылезти на повороте из долины Скэджит на ю - Потом я скидываю рюкзак на заднее сиденье, а сам забираюсь на переднее заставив потесниться двух стариков, не размышляя особо и не заметив даже что ближайшему это пришлось не по вкусу - Я чувствую что он заинтересовался опять, только начав отвечать одновременно на вопросы всех троих, рассказывая о здешних местах - Ну и чудаки же эти три старикана!

До тех пор пока не возродят они рай земной, Дни Чистой Природы, когда станем мы бродить обнаженными и целовать друг друга в садах, и проходить посвящения Любви Господней в Великом Саду Любовных Встреч, в Земном Капище Любви - До тех пор, бродяги.

Покупал ей маленькие подарки. Чарли тоже ест - Мои чеки на несколько сотен долларов лежат в запертой на ночь конторе, Чарли предлагает открыть ее для меня - "Не-а, а то точно просажу три доллара на пиво в баре" - я проведу тихий вечерок, приму душ, высплюсь.

Каждый вечер в восемь часов смотрители со всех горных вершин Национального Парка Маунт-Бэйкер начинают болтать о том - о сем по радио - У меня тоже есть свой приемник - Пакмастер, я включаю его и слушаю. Повсюду в мире настает субботний день.

Улицы пусты, и я сворачиваю не туда, брожу среди каких-то складов, по субботам никто не работает, лишь несколько унылых филиппинцев обгоняют меня - Где же мой завтрак? И в самом деле из-за чего же борюсь я сам? Они представляют ее, испанская танцовщица, Лолита из Испании, длинные черные волосы, темные глаза и бешеные кастаньеты, и она начинает раздеваться, отбрасывая одежду с криком "Оле!

Он должен устоять против Бирда Даффи заколотившего за эту игру. Ранними воскресными утрами я всегда вспоминаю Мамин дом на Лонг-Айленде, как это было в последние года, когда она читала воскресные газеты, а я вставал, принимал душ, выпивал стакан вина, читал спортивный раздел и потом ел очаровательный маленький завтрак, приготовленный ею для меня, стоит мне лишь попросить и она поджарит бекон так, что он похрустывает а зажаренные ею яйца похожи на маленькие солнышки - Телевизор выключен потому что воскресными утрами не передают ничего интересного - мне так горько думать что ее волосы поседели и ей 62 и будет 70 когда мне исполнится мои совиные 40 - вскорости она уже станет "моей старушкой" - Лежа на кровати я пытаюсь думать о том как буду заботиться о ней.

О у меня нет времени поразмыслить над всем этим! Но я думал там на горе, "Что ж" и проходил мимо маленького холмика где похоронил мышь когда шел для своих ежедневных смрадных испражнений "пусть наши умы станут безучастны, пусть мы станем пустотой" - но как только мне наскучило на горе и я спустился вниз, я так и не смог в жизни своей быть чем-то иным, чем гневным, потерянным, пристрастным, циничным, запутавшимся, испуганным, глупым, гордым, насмешливым, дерьмо дерьмо дерьмо.

Зачем же еще нам тогда жить как не хотя бы попытаться рассказать об ужасе и кошмаре этой жизни, Боже мой как же мы старимся, некоторые из нас сходят с ума и все меняется так порочно - и эти порочные перемены ранят нас, как только что-нибудь становится законченным прекрасным обалденным оно сразу же начинает разваливаться и сгорать.

И солнце слишком уж сияющее и золотое.

Потом, когда дни удлиняются, воскресенья растягиваются, а горы становятся похожи на скучновато-набожного Саббатини, я часто начинаю думать о прежних лоуэлльских денечках, когда около четырех часов дня возле краснокирпичных мельниц у реки собиралась толпа народу, детишки возвращались из воскресного кино, но О печальная красокирпичность, повсюду в Америке видишь ты ее, в лучах подкрашивающего солнца, на фоне облаков, и люди одетые в свое самое лучшее на фоне этой декорации - Мы все стоим отбрасывая длинные тени на этой печальной земле и дыхание наше стеснено плотью.

Позже поднимается западный ветер, дующий с неулыбчивого запада, невидимый, и шлет мне ясные знаки сквозь все щели и перегородки - Давай же, давай, пусть пихты осыпятся скорее, я хочу увидеть юг изумленный белизной. И в насыщенном электричеством воздухе что-то вдруг напомнило мне Лэйквью Авеню около Лапин-Роуд где я родился одной грозовой летней ночью года, ночью песка на мокром тротуаре, наэлектризованных и блестящих трамвайных рельсов, промокших лесов на заднем плане, апокалипсическая паратоманоитическая[10] детская коляска гугукает на блюзовой веранде, влажная, под грушевым глобусиком лампочки, и все это слышится мне в песнях Татхагаты, песнях горизонтящихся молний и грома барабахающего из утробных глубин, Храм в ночи.

Но тут нарисовывается тяжелогруженый грузовик, он замедляет ход и обдает клубами пыли меня стоящего на обочине, я бегу, запрыгиваю Благословенны будьте, Герои! Целовал жену. Я наклоняю голову чтобы увидеть все верх ногами, и горы земные становятся всего лишь болтающимися в безграничном небесном море пузырями - О если бы было другое зрение, без помощи глаз, какие атомные уровни увидели бы мы?

Чему же я научился на Гваддаввакаламаваке? И я читаю об Эйзенхауэре машущем рукой из поезда произнося свои предвыборные речи, и об Адлае Стивенсоне таком элегантном, фальшивом и горделивом - я читаю о беспорядках в Египте, беспорядках в Северной Африке, беспорядках в Гонконге, беспорядках черт бы их подрал повсюду, беспорядках в одиночестве - Ангелы бунтуют против небытия.

Я ничего не могу предложить им кроме своей идиотской рожи, да и ту я пытаюсь спрятать - Хлопочущему официанту все время приходится переступать через мой рюкзак, я отодвигаю его, он говорит "Спасибо" - За это время Базилио, ничуть не пострадав от слабых ударов Секстона, атакует и прямо таки отметеливает его - это бой мышц против разума, и мышцы победят - Толпа в баре это мышцы Базилио, а я - всего лишь разум - Надо бы мне поспешить отсюда - В полночь они начнут свой собственный бой, юные громилы из кабинки - Надо быть долбанутым буйным мазохистом Джонни О Нью-Йоркцем чтобы приехать в Сиэттл и ввязываться в кабацкие драки!

Ему нужно помочь, немного денег, он ждет у меня дома Рафаэль мой старый нью-йоркский приятель расскажу о Соне попозже я забегаю ненадолго и уже почти готов развернуться и уйти, как вдруг вижу чувака похожего на Рафаэля, в темных очках, стоящего у помоста и разговаривающего с какой-то девицей, поэтому я перебегаю через помост на его сторону быстрым шагом чтобы не обламывать бит ведь музыканты сейчас как раз играют небольшую тему вроде "Слишком рано" и наклоняюсь посмотреть вниз, Рафаэль это или нет, чуть ли не встаю на голову глядя на него так вверх ногами, он ничего не замечает разговаривая со своей девушкой и я вижу что это не Рафаэль и сматываюсь оттуда - Из-за всего этого трубач играя свое соло удивленно смотрит на меня, он и раньше-то меня знал как изрядного психа, а теперь я тут бегаю туда-сюда чтобы посмотреть на кого-то вверх ногами - Я бегом мчусь в Чайнатаун чтобы где-нибудь перекусить и успеть назад к сейшну.

Но что за радость, мир! Но О Сарина приди в мою постель полную горестей, позволь мне нежно любить тебя ночью, долго, у нас будет целая ночь, до рассвета, пока не взойдет солнце Джульеты и не иссякнет пыл Ромео, пока я не удалю свою жажду Самсары у раскрытых твоих как лепесток розовых губ и не оставлю в розовом саду плоти твоей сок спасителя который высохнет и восхнычет тогда еще одно дитя для этой пустоты, приди сладкая Сарина в мои порочные объятия, будь грязной в моем чистом молоке, и отвратительны будут мне собственные выделения оставляемые в твоей молочно возбужденной цисто-яйцеводной полости, твоей клоачной мчистой стержне-дырки через которую хор-газм сочится прячась в тревожной плоти я прижму твои подрагивающие бедра к сердцу своему и стану целовать тебя я в губы в щеки в Лоно и стану я любить тебя везде и будет так.

Вот настоящий боксер!!!

Я брожу около универмага Гампи и заглядываю в магазин картинных рам, где работает Сайке, одетая как всегда в джинсы и свитер с высоким воротом из которого выглядывает краешек белого воротничка и как хотелось бы мне стащить с нее эти штаны, оставив только свитер и воротничок, и все остальное достается мне и оно слишком для меня желанно - я стою на улице пялясь на нее - потом я несколько раз прохожу мимо нашего бара Местечко и заглядываю внутрь.

И все они здесь, мои друзья, где-то среди этих игрушечных улочек и когда они увидят меня ангел улыбнется - Это очень даже неплохо - Не такое уж оно плохое, это Одиночество. Ах думаю я, но ведь где-то впереди, в ночи ждет меня моя милая красотка, она подойдет и возьмет меня под руку, быть может во вторник - и я спою для нее и буду как юный Гаутама мечущий пращу чтобы добиться ее награды - Слишком поздно!

О у меня нет времени поразмыслить над всем этим! Уборной мне служит маленький острокрыший деревянный домик на краю великолепной Дзенской пропасти с валунами, каменной черепицей и старыми шишковатыми просветленными деревьями, остатками деревьев, пнями, вывороченными, искореженными, висящими, готовыми упасть, бесчувственными, Та Та Та - из двери, которую я привалил чтоб не закрывалась камнем, видна громадная треугольная скалистая стена горы на восточной стороне Грозового Ущелья, в 8.

И я знал, что в Америке слишком много людей, слишком много, чтобы когда-нибудь скатиться до уровня нации рабов и когда я отправлюсь стопом по этой дороге вниз и дальше на все оставшиеся мне года, то если не брать в расчет пьяные драки затеваемые в барах алкашами, ни один волос с моей головы хотя стрижка была бы мне кстати!

Пат сразу начинает похрапывать но я не могу заснуть - выхожу и присаживаюсь на бревнышке в ночи Индейского Лета, курю - Думаю о мире Чарли спит в своем трейлере - С миром все в порядке. Тропа, последние полмили, она теперь хуже даже чем у вершины, камни, большие, маленькие, изогнутые расщелины, ловушки для ног - И мне уже себя жаль, и конечно же я ругаюсь - "Никогда не кончится!

По воскресеньям, просто из-за самого факта что сегодня воскресенье, я начинаю вспоминать, или еще можно сказать так, заведующую памятью часть моего мозга сдавливает какой-то спазм О щербатая луна! Текущее сквозь все протекло и через кусочки изоляции валяющиеся выброшенными нет не просто выброшенными во дворе, это те самые кусочки что были когда-то частью большой нужной людям изоляции, но теперь они не более того чем являются, текущее сквозь все столь ликующе что я подбираю их и кричу про себя всем сердцем своим Хо-Хо я кидаю их на запад в сгустившееся сумеречное молчание и они проплывают в воздухе маленькие черные штуковины и шлепаются на землю, вот так-то вот - Это блестящие коричневые кусочки пластика, и когда я говорю так что это были блестящие коричневые кусочки пластика неужели же я действительно считаю что это были "блестящие коричневые кусочки пластика"?

Именно это-то и подразумевается под Майей, то что нас дурачат заставляя поверить в реальность ощущения видимости вещей - Майя на санскрите означает обманчивость - И почему все же мы продолжаем позволять себя обманывать даже когда знаем об этом? Но я особо много не разговаривал видя что Чарли как-то смущается, и мне кажется они мало чего понимают в моей манере говорить с примесями канадско-французского, нью-йоркского, бостонского и оклахомского говоров, и даже с примесью испанского, и даже из "Поминок по Финнегану"[12] - Они останавливаются ненадолго поболтать с рейнджером, я ложусь на траве и вижу как дети глазеют на лошадей у изгороди под деревом, подхожу - Что за прекрасные минутки в Унылом городке Диабло!

И Лолита, с очаровательным испанским акцентом, говорит "Он был жмуриком, а я гробовщиком" и то как она произносит это, слегка качнув задом, заставляет весь зал одуреть и театр погружается во тьму, все хохочут, включая меня и крупного негра позади меня, который орет от восторга и колотит по всему попавшемуся под руку, потрясающе.

Но разве Хозомин скучает? Нет, ну видали вы что-нибудь подобное? Китайские ребятишки разыгрывают мировые драмы в песочнице - Подходит папаша, забирает троих разных малышей и уводит их домой - Копы заходят в тюремное здание, напротив через улицу.

Глаза - чудной парнишка-негр, заопасавшийся вдруг моего осуждения, взглядом, из-за принятой на Юге сегрегации[30], и я чуть было его не заосуждал, за зашуганность, но не хочу привлекать его внимания и поэтому отвожу глаза - Проходят загадочные филиппинские никто, размахивая руками, их таинственные бильярдные, бары и плавучие ресторанчики - Сюрреалистическая улица, стоящий у стойки полисмен так напрягается увидев меня входящего, будто я собираюсь спереть у него выпивку - Переулки - Проблески древней воды между древними коньками крыш - Луна, восходящая над центром города, чтобы остаться незамеченной в сиянии огней Аптеки Гранта, белом сиянии неподалеку от магазина Тома Мак-Анса, тоже сияющего, открытого, около киношного навеса где показывают Благородную любовь и стоит очередь ожидающих красивых девушек - Бордюры тротуаров, темные переулки, где парни на мощных переделанных машинах[31] разворачиваются с ревом - проверяя моторы своими шинами, скииик!

И что будет делать Коди, когда я приеду в Фриско? Я прохожу всю дорогу до Первой авеню и сворачиваю налево, оставляя позади носящихся по магазинам приезжих и сиэттльцев, и ух-ты!



Порно видео парнеи американцев с большими хуями
Порна руским старе
Порно мама будит сына на работу
Порнократия и другие порно фильмы
Лесби порно сайты мама с подругой
Читать далее...


Популярные



Новые